От этого речевого оборота отсутствие дяди смущало еще больше — как точилка на его рабочем столе, со вставленным в отверстие карандашом и кучкой тоненьких стружек, оставшихся на письменном столе Венсана после его отъезда. Жить возле нашей бабушки само по себе означало существовать в другом мире. В году защитил диссертацию кандидата филологических наук [14]. Вечером мы подсели к бабушке на маленький балкон ее квартиры. Любовь, смерть, красота… И это вечернее небо, ветер, запах степи, которые благодаря песенке я ощущал так, словно именно в это мгновение и начал по-настоящему жить. Альбертине больше нечего было скрывать от дочери.

Добавил: Duramar
Размер: 34.94 Mb
Скачали: 40670
Формат: ZIP архив

Я чувствовал, как ммкин, смутное прошлое — на этот раз русское — поднимается из глубин ее минувшей жизни. Перекличка рифм пела в наших ушах славу удивительным сочетаниям далеких слов: Хотя бы вот эта московская родственница на единственной цветной фотографии в наших альбомах.

Макин, Андрей Сергеевич

Мы подняли на нее взгляд. И обе его половины соскользнули на утоптанную траву, каждая со своей стороны. Что до брака моей бабушки с народным судьей, я, конечно, не замечал той исторической причудливости, которую могли в нем ощущать взрослые. Двумя годами старше меня, на пороге пятнадцати лет, она была еще лишена привилегий, какими обладают молодые вндрей, но уже утратила преимущества детства, макн могли бы растрогать эту бронированную толпу. А между тем все не так просто, как может показаться, и подводить черту еще рано.

Скачать книгу

Жестокая история огромной империи, с ее голодом, революциями, гражданскими войнами, не имела к ней отношения… У нас, русских, выбора не. Однажды, желая сказать Шарлотте еще что-нибудь, кроме обычных слов приветствия, Гаврилыч откашлялся в свой громадный кулак и прогудел: А в Вас, сударыня, позвольте поклониться Той высшей красоте, что это торжество Облагородила, а более всего — Прелестной кротости, божественной в Царице.

  ПРЕДАТЕЛЬСТВО ПО ЛЮБВИ ЭНН ПЕРРИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Елисейский дворец представал перед нами в блеске люстр и в отражениях з кал. Один из рабочих вынул зажатый в зубах гвоздь и с силой всадил его рядом с восклицательным знаком.

Снимки были самыми старыми в жавещание альбоме. Я не слышал, как вошла бабушка. Ласковый ветерок перебирал орхидеи и амаранты, которыми были увиты колонны, пошевеливал эгретку на белой бархатной шляпе молодой женщины.

Шарлотта сняла с плеч шаль и накинула ее себе на голову, связав концами под подбородком, как делают старые крестьянки. Дыхание России… Внутри дома нас удивляло множество асимметрично расположенных дверей, которые вели в комнаты, погруженные в дымный сумрак. Каждый вечер рассказы бабушки высвобождали новую частицу этого поглощенного временем мира.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Рассеянная улыбка блуждала на ее приоткрытых губах. Они пересекли мост, миновали дом губернатора.

Я сел с ней рядом, прямо на полу, облокотившись на головку каменной вакханки. На протяжении всей книги парижский денди добивался недосягаемой любви женщины, сотканной из декадентских изысков, пытался проникнуть в сердце этой вялой умственной кокотки, похожей на хрупкую орхидею, которая все время манила его тщетной надеждой.

  РАСПАХНУ НАСТЕЖЬ ОКНА РАЗБУДИ МЕНЯ ВЕТРОМ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Книга «Французское завещание» — Макин Андрей скачать бесплатно

За несколько мгновений до того, как вошла бабушка, игра приняла более бурный оборот. Персонажи стали конкретными, осязаемыми, они оделись плотью — они зажили! Улицы стали похожи на реки, площади — на широкие озера. Я боялся, что меня прогонят из кухни.

Читать «Французское завещание» — Макин Андрей — Страница 1 — ЛитМир

Макин, Андрей Сергеевич в Викицитатнике. И тут произошло то, что было столь же неправдоподобным, сколь логичным. Шарлотта, улыбнувшись, пошла. И все лицо преображалось.

О книге «Французское завещание»

Она будет так неистово рваться из удерживающих ее рук, испускать такие душераздирающие вопли, что ошеломит даже русских, пришедших проводить покойного на это кладбище в далеком сибирском городе. Тут критический дух в нас возмутился.

Она по-прежнему стояла в углу балкона, слегка перевесившись через перила. Привыкшие к трагической громогласности похорон французскье себя на родине, к потокам слез и патетическим причитаниям, эти люди были потрясены искаженной страданием красотой молодой француженки. И все лицо преображалось.